САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

О прописке - Русский Царь - быт, традиции и уклад жизни царской России

О прописке

27 августа 2012 -
article881.jpg

Достаточно широко распространено заблуждение, что прописка и прикрепление человека к определённому месту жительства - это изобретение большевиков. Что совершенно не так.
Вот, например, что пишет Т.Б. Забулаева в своей книге "Внутренняя политика императрицы Елизаветы Петровны (1741-1761)": 

В законодательстве о паспортах времен Елизаветы Петровны никаких особенностей не наблюдалось. В Инструкции для московского купечества (ПСЗ. 1742. 19 янв. № 8504. П. 17.18) было заявлено о том, что отъезжавшим от Москвы далее чем на 60 верст выдавать отпускное письмо, а тем, кто должен ехать дальше и хочет получить паспорт, просто так документ не выдавать. А сначала удостовериться, что человек благопристойный, исправно платит подати. Только после проверки выписать паспорт, но на определенный срок, с указанием точной даты, когда предъявитель паспорта намерен возвратиться из поездки. Специально для ямщиков из Ямской канцелярии по письменному требованию выдавалась подорожная, с прописыванием в ней маршрута и количества двигавшихся подвод (ПСЗ. 1742. 3 февр. № 8509).
В следующем 1743 г. (ПСЗ. 17 февр. № 8706) Сенат приказал проверять у всех рабочих паспорта при всех казенных постройках и «без печатных паспортов никого не принимать, а высылать по месту жительства». При этом каждый, кто собирался отлучиться на расстояние более 30 верст от своего дома, обязан был также обзавестись паспортом (ПСЗ. 1744. 8 марта. № 8889), который действовал не более двух-трех лет (ПСЗ. 1746. 10 июля. № 9303). Люди с просроченными документами привлекались к ответственности (ПСЗ. 1744. 31 мая. № 8954), а к тем, у кого обнаруживались фальшивые паспорта, применялись пытки (ПСЗ. 1747. 9 июля. № 9417). При этом на выдачу паспортов существовали свои ограничения. Так, никому из увечных крестьян, слепых и дряхлых паспорта для прохода в Петербург не выдавались, чтобы они своим неприглядным видом не порочили облик столицы (ПСЗ. 1748. 21 янв. № 9474; 1749. 27 янв. № 9571). Кроме того, в 1743 г. (ПСЗ. 21 мая. № 8738) было приказано возобновить прежний петровский указ о паспортах от 1724 г. То есть никаких особенных изысков в законодательстве о паспортах при Елизавете Петровне не появлялось.

Более подробно про систему прописки в 18 веке можете прочитать здесь. Не стоит думать, что в 19 веке в России ситуация как-то сильно либерализовалась в этом направлении.

Отрывок из статьи В.Г. Колташова "Исторический обзор регистрационной и паспортной системы":

Несмотря на отмену в конце XIX века царским правительством норм, обязывающих подданных всегда иметь при себе паспорт, страна была еще очень далека от реальных свобод выбора места проживания и передвижения. Прописка паспорта в полиции не являлась простой формальностью. Получение полицейской визы в паспорте означало разрешение проживать и работать в данном населенном пункте. Паспорта являлись долгосрочными документами, за получение которых не требовалось платить пошлины. Прописка также не оплачивалась.
Паспорт полагалось иметь при себе во время любого выезда более чем на 50 верст от места прописки. Для выезда из страны требовалось разрешение властей, решавших выдавать или не выдавать подданному заграничный паспорт. Проживание где-либо без прописки считалось незаконным. Человек, нанимавшийся на работу и не имеющий прописки, оказывался бесправен. Полиция всегда могла найти его пребывание в данном населенном пункте противозаконным.


Послабление в вопросе прописки произошло только в результате первой русской революции 1905-1907 годов. 5 октября 1906 года Николай II своим указом отменил некоторые ограничения в правах сельских обывателей и лиц других бывших податных сословий. Указ предоставил сельским обывателям и лицам других бывших податных сословий свободу избрания места постоянного жительства на одинаковых, указанных в Уставе о паспортах основаниях с лицами других сословий.

Ну и стоит отметить, что не для всех категорий граждан наличие паспорта было благом.
Вот что рассказывал о своей жизни один из бродяг, промышлявший в Петербурге в конце 19 века:

«Если бы нас не высылали — хоть с голоду помирай. Я нарочно не беру паспорта из волости… Без паспорта нас заберут, посадят в тепло, накормят, обуют, оденут, а с паспортом хоть с голоду помирай… Вот примерно теперь, мы идем в Питер, все без паспорта, все высланные. Значит, нас сейчас же заберут. И хорошо. Недели две мы посидим, отдохнем, поправимся, потом недели две, а то и месяц подержат нас в пересыльной; здесь каждому дадут по полушубку, теплые валенки и отправят на родину этапом… Доставят на место, спросят: „Шубу хочешь отдать?“ Зачем отдавать?! „Нет, мол, не хочу“. Ну, и оставят тебе шубу… Эту шубу сейчас „по боку“. Выручишь рублей пять, и обратно в Питер, за другой шубой. <…> Только и живу этим. Летом нам вместо шуб армяки дают; те дешевле, а тоже хорошие, новые армяки» 



Рассказать друзьям:

Нет комментариев. Ваш будет первым!