Дворцовые интриги

15 ноября 2011 - Ольга
article287.jpg

Наиболее влиятельные сторонники Петра Алексеевича: Репнин, канцлер Головкин, Василий Долгоруков — при Екатерине от власти, так или иначе, были отстранены. Теперь взоры многих обращались к сыну того, кто был мучеником в их глазах, и это повлияло на отношение к Петру Меншикова, который вдруг стал сторонником малолетнего великого князя. Влиятельный сановник видел, что народ стоит за Петра, что все его усилия в пользу дочерей Екатерины ни к чему не приведут и чреваты для него катастрофой. У Петра было так много сторонников, что продолжать борьбу с ними становилось опасным.

Великий князь еще не достиг совершеннолетия, и обвенчать его было нельзя, но больная императрица считала своим долгом угодить Меншикову и дала согласие на этот брак своей волей. Тогда же Меншиков подсунул больной Екатерине завещание, по которому престол доставался Петру, а дочерям давалось отступного по 300 000 рублей на приданое и по 100 000 рублей в год до совершеннолетия Петра, по миллиону единовременно, а также туалетные украшения, столовое серебро и золото. В завещании содержался пункт, по которому Екатерина обязывала Петра жениться на дочери Меншикова Марии.

Завещание вскрыли на следующий день после смерти императрицы. Рано утром расставили у окон дворца гвардию Преображенского и Семеновского полков, созвали Верховный тайный совет, генералитет, сановников, всего до 300 человек, и Меншиков велел огласить завещание. На замечание Сапеги о том, что он неотлучно находился у постели умирающей, но не слышал ни о каком завещании, никто не обратил внимания. Петру было в это время одиннадцать лет.

Приверженцы старины надеялись на то, что в Россию вернется все уничтоженное Петром I, а сторонники Петра I надеялись воспитать юного императора так, что он станет проводником новых преобразований.

Меншиков поспешил известить бабку императора Евдокию Лопухину, находящуюся в Шлиссельбурге, об избрании на престол ее внука и вместе с тем просил ее благословения на его брак с княжной Меншиковой, однако распоряжений о ее освобождении не сделал, и Евдокию освободили из тюрьмы позже без его участия, перевели в просторные комнаты, дали ей прислугу, белье, обстановку и столовые приборы.

Для того чтобы несовершеннолетний Петр был всегда на виду у Меншикова, он перевел его из дворца в свой дом на Васильевском острове, уступив ему половину просторного дома.

12 мая 1727 г. Петр подписал патент на произведение Меншикова в чин генералиссимуса.

Об этом времени герцог Лирийский писал: «... не ручаюсь, чтобы через неделю не случилось чего-нибудь совершенно противного, ибо нет в Европе двора непостояннее здешнего». 



Рассказать друзьям:

Нет комментариев. Ваш будет первым!