САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

Русская периодическая печать об апрельском восстании 1876 г., часть 2 - Русский Царь - быт, традиции и уклад жизни царской России

Русская периодическая печать об апрельском восстании 1876 г., часть 2

7 октября 2013 - Администратор

 Передовые деятели русской интеллигенции в своих выступлениях в печати неоднократно обращали внимание правительства, что для определения отношения к славянским народам и союза с ними «мы должны отнестись с уважением к каждой славянской народности. Только на почве полной равноправности, свободы, строгого отношения к себе мы достигнем сближения с ними» в. Что же касается политического, экономического и культурного развития некоторых славянских народов, то среди них есть такие, «...которые стоят гораздо выше нас по своему политическому развитию, по своей промышленности (чехи и хорваты); есть другие, которые благосостоянием и развитием низших классов могут служить нам полезным примером...».

Признавая возросший интерес общества к истории Болгарии и других южнославянских народов, газеты давали обширный список литературы, где упоминались работы П. Шафарика, Ю. Венелина, Киречека, А. Гильфердинга, JI. Каравелова, М. Дринова, Н. Палаузова и др.
Положение русской периодической печати в 70-е годы XIX в. определялось «Временными правилами о печати» — законом, утвержденным в 1865 г. Название закона свидетельствовало о том, что он мог быть отменен по первому желанию правительства, что и случилось в 1882 г., когда был издан закон о печати, «утвердивший полный административный произвол над прессой». Согласно закону 1865 г., от предварительной цензуры освобождались только петербургские и московские журналы и газеты, а также книги объемом более 10 печатных листов. В действительности однако, эти правила нарушались и в Петербурге. Так, в 1879 г. из 149 названий 79 оставались под надзором цензуры.
Провинциальная пресса, иллюстрированные журналы по-прежнему подлежали предварительной цензуре. Всеми издательскими делами заведывало Главное управление по делам печати, подчиненное министру внутренних дел.
Редакторы и издатели освобожденных от предварительной цензуры изданий должны были направлять в цензурный комитет ежедневные и еженедельные номера газет и журналов одновременно с началом печатания номера. Остальные издания направлялись в цензурный комитет за два дня до поступления в продажу и рассылки номеров подписчикам. Министру внутренних дел предоставлялось право делать издателям официальное предупреждение, при третьем предупреждении — приостанавливать издание до шести месяцев.
Наглядным примером того, что считалось криминалом в глазах царских сановников, может служить предупреждение еженедельной петербургской газете «Молва», социально-политическая программа которой отражала либерально-народнические воззрения. 3 сентября 1876 г. товарищ министра внутренних дел А. Б. Лобанов-Ростовский направил начальнику III отделения
A. Потапову циркулярное письмо «...по поводу помещенной в № 35 газеты «Молва» передовой статьи, озаглавленной «Интересы Англии в Восточном вопросе», в коей заявляется о настоятельности у нас продолжения реформ с возможным расширением гласности и способов выражения общественного мнения (курсив наш.— А. У.), и в виду вообще вредного направления этого издания, я признал необходимым, согласно заключению Совета главного управления по делам печати, объявить этой газете второе предостережение, в лице издателя коллежского секретаря Жемчужникова и редактора, коллежского ассесора князя Оболенского...»  
Обвинения, предъявленные газете, свидетельствовали, что со стороны либеральной буржуазии раздавались голоса, требовавшие конституционных реформ. Впоследствии царское правительство, зная, какие широкие размеры приняла активная деятельность революционного народничества и учитывая рост недовольства крестьян, обманутых реформой 1861 г., а также принимая во внимание конституционные настроения либералов, надеялось «победоносной войной» разрядить обстановку в России и укрепить самодержавие.
В первое время после утверждения «Временных правил» редакторам и издателям объяснялось, за что они подвергались предупреждению. Впоследствии это правило не соблюдалось, причины скрывались, им приходилось самим догадываться, чем вызвано очередное взыскание “. Один из современников писал, что издателям, получившим предупреждения, предоставлялась «свобода предостерегаться вообще и опасаться всего».


Рассказать друзьям:

Нет комментариев. Ваш будет первым!