САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

Русская периодическая печать об апрельском восстании 1876 г., часть 13 - Русский Царь - быт, традиции и уклад жизни царской России

Русская периодическая печать об апрельском восстании 1876 г., часть 13

7 октября 2013 - Администратор

 После приведенного выше документа мы кратко остановимся на письмах, авторы которых выразили отрицательное отношение к Вуксановичу, и ознакомимся с недавно обнаруженными письмами Вуксановича к Горчакову, Гирсу и директору Азиатского департамента МИД Н. П. Стремоухову от 17 июля 1876 г. Отставной генерал-майор Р. А. Фадеев, член Петербургского славянского комитета, не пользовавшийся расположением Милютина и Аксакова, в своем объемистом письме к вице-председателю Московского славянского комитета о сборе пожертвований для оказания помощи Болгарии упомянул и о Вуксановиче. Предварительно оскорбив его, он изложил свои соображения о нем. «Свидетельства, данные ему булгарскими комитетами, вовсе его не знавшими, выпрошены им за обещания и уверения в петербургских связях, которые он имеет разве с кухарками» 8в.

Вслед за таким категоричным заявлением Фадеева необходимо обратиться к фактам. Так, например, из докладной записки Гирса Горчакову от 4 февраля 1876 г. становится известным, что накануне в Азиатском департаменте Гире принял Вуксановича, которого он «лично знал в то время, когда находился еще в Бухаресте... Он (Вуксанович [Пахович].— А. У.) принадлежит к небольшому кружку горячих болгарских патриотов, учредивших в этом городе тайный комитет с целью содействовать всеми мерами к освобождению болгарского народа от турецкого ига. Не будучи членом этого комитета, Пахович находился, однако, в постоянных сношениях с ним, выполняя различные секретные поручения, дававшиеся ему комитетом, и принимал деятельное участие в деле переселения болгар. Ныне Пахович проживает в Одессе и по-прежнему находится в тесных сношениях не только с Бухарестским комитетом, но и с другими подобными же комитетами, существующими в Болгарии».
Судя по записке Гирса, Вуксанович встречался и с военным министром и ПРОСИЛ оружие для предстоящего восстания в Болгарии. Однако Милютин уклонился от ответа и послал его к Гирсу. Суть ходатайства Вуксановича, по словам Гирса, заключалась в следующем: «Нынешнее положение болгарского народа,— говорил Вуксанович,— сделалось до того тягостным и невыносимым, что, несмотря на все желание этого в высшей степени миролюбивого народа сохранить спокойствие, ему не остается другого средства для улучшения своего положения, как приняться за оружие и силою добыть себе те права, в которых доселе отказывали ему...»  
Когда же Гире сказал, что благоразумнее было бы воздержаться от решительных действий в связи с усилиями европейской дипломатии улучшить положение христиан Оттоманской Порты. Вуксанович ответил, что реформам, которые обещает Порта, в Болгарии никто не верит «и что вообще умиротворение христианских подданных султана есть дело невозможное при нынешних обстоятельствах» , поэтому «болгары решили последовать примеру герцеговинцев и произвести восстание в Болгарии, где уже формируются два отряда, из коих один будет выслан к сербской границе, а другой направится в Герцеговину на помощь борющимся...»   Крайне нуждаясь в оружии, болгары, по словам Вуксановича, поручили ему обратиться с просьбой к русскому правительству «о снабжении их таковым».
Заканчивая записку, Гире подчеркнул, что «Пахович не представил мне никаких доказательств в удостоверении того, что ему дано действительно подобное поручение от болгар, но принимая во внимание те отношения, в которых он постоянно находился к болгарским тайным комитетам, я не имею повода сомневаться в его словах». В то же время Гире уведомил Горчакова, что он не дал Вуксановичу «какую-либо надежду на возможность выполнения его ходатайства и вместе с тем указал ему на опасность того пути, на который решаются вступить, по словам его, его соотечественники» **.
10 февраля 1876 г. Вуксанович в письме Гирсу отмечал роль России в освобождении южных славян. «Мы ждали терпеливо, мы с болью в душе переносили рабство, угнетения религии, казни, убийства, грабежи и всякий произвол, принося в жертву фанатикам жен и детей... Пятьсот лет переносили иго этого постыдного рабства и если иногда пользовались по временам незначительными облегчениями, это было только после разгрома... Порты родственной нам Россией». В конце письма он писал: «Мы просим и умоляем о помощи материальной, о средствах достигнуть полной свободы»9г.
18 февраля 1876 г. Вуксанович обратился к Стремоухову с просьбой оказать содействие в приобретении оружия для предстоящего восстания в Болгарии. Ходатайства о получении оружия закончились безрезультатно. Последствием готовившегося восстания в Болгарии, по мнению Вуксановича, будет «кровавая драма» болгарского народа. Следовательно, приходил он к выводу в своем письме к Горчакову от 23 февраля, восстание необходимо предотвратить. Таково вкратце содержание четырех писем Вуксановича, свидетельствующих о его активной деятельности в болгарском освободительном движении.
В заключение несколько слов о двух корреспонденциях Аксакову, авторы которых оскорбительно отзывались о Вуксановиче. Оба они не приводят конкретных фактов, а один из них, И. С. Иванов, кишиневский уездный исправник, по отзывам современников, не был безупречным при исполнении своих служебных обязанностей. Вот что писал о нем Т. Минков: «Во время переселения болгар он нажился; сделали его попечителем бессарабских колоний, откуда прогнали за злоупотребления...»   и т. д.
Таким образом, анализируя документы, мы видим, что большинство современников положительно характеризуют Вуксановича, поэтому у нас нет оснований относиться к нему с предубеждением.


Рассказать друзьям:

Нет комментариев. Ваш будет первым!