САЙТ ПРОДАЕТСЯ. ПОДРОБНОСТИ ПО E-MAIL: WEBMAST@INBOX.RU

Армянская периодическая печать о восстании южных славян балканского полуострова в 1875—1876 гг., часть 3 - Русский Царь - быт, традиции и уклад жизни царской России

Армянская периодическая печать о восстании южных славян балканского полуострова в 1875—1876 гг., часть 3

7 октября 2013 - Администратор

Самоотверженность болгарского народа в борьбе за освобождение своей родины от турецкого ига получила отражение и поддержку армянской периодической печати всех направлений, как местной, так и зарубежной. Армянскому народу были близки мотивы, побудившие болгар взяться за оружие. Но это было не только сочувствие, но и воскрешение надежд на то, что Россия освободит часть Армении, оставшуюся под властью турок, и страна будет полностью воссоединена.

Героизм болгар, их смелость и готовность к самопожертвованию во имя свободы и независимости являлись ярким примером, «который заражал и вдохновлял самых отпетых скептиков». Общественные деятели, писатели и поэты, публицисты и журналисты активно реагировали на события в Болгарии. В своих публицистических статьях Г. Арцруни выступал в защиту законных прав южнославянских народов. «Мы громогласно требуем и совершенно справедливым и законным считаем право славян,— писал он,— на независимость... на свободную жизнь и свободное развитие..., чего желают и хотят достичь все народы, все человеческие общества».

Армянская буржуазия Восточной Армении, входившей в состав Российской империи, была тесно связана с ней как экономическими, так и политическими интересами, поэтому она стремилась при помощи России укрепить и расширить сферу своего влияния и была сторонницей присоединения Западной Армении к России. Армянская восточная буржуазия начала широкую кампанию в этом направлении.
Влиятельная либерально-буржуазная газета «Мшак» в лице ее редактора Г. Арцруни выступала с пропагандой идей армянского национально-освободительного движения, с призывом к западным армянам последовать примеру южных славян и освободиться от турецкого гнета. «Стыдно будет нам, армянам,— писал Г. Арцруни,— если мы не подымем свой голос в защиту наших прав и за завоевание новых прав именно сейчас, когда другие нации, подвластные Турции, проливают свою кровь и жертвуют жизнью во имя завоевания свободы... Уже целый год, как христианские нации Балканского полуострова с оружием в руках борются за свою свободу... Они предпочитают умереть на поле брани, чем снова попасть под тяжелое ярмо турецкой державы, где человек лишен самых элементарных прав и называется человеком лишь в насмешку».
Под влиянием развернувшегося в 1875 и 1876 гг. национально-освободительного движения в Боснии, Герцеговине и Болгарии Г. Арцруни упорно проповедовал идею, что западные армяне должны прибегнуть к оружию. В своих статьях он убеждал и доказывал, что западные армяне не освободятся от притеснений и преследований и не получат человеческих прав, пока не восстанут с оружием в руках. Г. Арцруни считал, что необходимо воспользоваться восстанием южных славян, мировым общественным мнением и благоприятной международной обстановкой, когда Оттоманское правительство озабочено положением дел на Балканах, а мусульманское население «просыпается ото сна» и «требует конституции». «Неужели армяне не восстанут в настоящее время?—с болью писал редактор «Мшака».— Такой подходящий момент навряд ли еще может возникнуть в ближайшее время, тем более что сами мусульмане также недовольны существующим положением...»  
В начале сентября 1875 г. «Мшак» опубликовал статью «Восстание в Герцеговине», в которой разбирал причины, вызвавшие восстание. Одной из главных причин, по мнению газеты, являлась тяжелая налоговая система и жестокость турок. Не исключено, приходит к выводу газета, что восстание может распространиться на весь Балканский полуостров.
Редакция газеты «Мшак», судя по опубликованной статье, внимательно следила за ходом переговоров великих держав по урегулированию вопроса о Боснии и Герцеговине и придавала серьезное значение их результатам.
«Восстание в Герцеговине является предвестником европейской войны,— не без основания считала газета,—...теперь становится ясным, почему европейские страны стараются оказать влияние на турецкое правительство, чтобы оно удовлетворило требования восставших или пришло бы к соглашению с ними...»  
Клерикально-консервативная «Мегу Айастани», сообщая, что восстание охватило Боснию и Герцеговину, писала: «Отверженные взялись за оружие... Восстание, видимо, будет принимать значительные размеры, а сопротивление крестьян достигнет высшей ступени, ибо этим несчастным ничего не осталось, кроме собственной жизни, которая стала для них бременем». К такому неутешительному для султанского правительства заключению приходила и редакция либерального журнала «Порц», предсказывая в недалеком будущем выступления порабощенных народов Оттоманской империи.
«Хотя до сих пор немало крови пролилось в горах и долинах Герцеговины, но для достижения высоких целей, вероятно, будут пролиты еще большие потоки крови на берегах Дуная, Прута и Тиссы, в Босфоре и Архипелаге, а может быть, и на берегах Евфрата и Тигра». Зимой положение герцеговинских повстанцев осложнилось постигшими их неудачами, а семьям восставших пришлось скрываться в Черногории, народ которой «с большой готовностью жертвовал для умаления несчастня, постигшего их братьев, и делил с ними свои последние средства»  ,— писал кн. Николай русскому генеральному консулу в Рагузе А. С. Ионину.
Константинопольская газета «Масис» была осведомлена о тяжелом положении герцеговипского населения и в своей корреспонденции о повстанцах выражала надежду, что весной восстание, как «непогашенная искра, разгорится в огромный пожар». Но уже в январе 1876 г. началась усиленная подготовка к предстоящему восстанию. В письме к И. С. Аксакову черногорец И. Попович-Липовац, участник национально-освободительного движения в Боснии и корреспондент «Голоса», писал о цели своей поездки в Боснию: «Пропагандировать и поднимать народ» к восстанию, убеждая, что и Черногория готовится к войне с Портой.
Слова из письма И. Поповича-Липоваца И. С. Аксакову относительно помощи Черногории повстанцам перекликаются со сведениями газеты «Мегу Айастани» о том, что Сербия и Черногория решили выступить в помощь восставшим боснийцам н герцеговинцам, и вопрос состоит только во времени начала военных действий.
Усилившееся в начале весны 1876 г. национально-освободительное движение южных славян и вспыхнувшее Апрельское восстание в Болгарии получили широкий отклик на страницах армянской периодической печати, внимательно следившей за разворачивающимися событиями на Балканском полуострове. «...Весной снова пробудилась энергия повстанцев; положение вещей в восставших провинциях приняло угрожающие для Турции формы», а далее автор статьи с радостью отмечал ежедневное увеличение числа повстанцев, «которые решили стать жертвой за осуществление принципов национальности и свободы».
Армянская общественность восторженно встречала сведения об успехах болгарских повстанцев в боях с правительственными войсками. Периодическая печать старалась не отставать от событий и в меру своих возможностей информировала читателей о ходе Апрельского восстания. «Движение в Болгарии усиливается. Центральному революционному комитету удалось достать продовольствие, оружие и деньги. Численность турецкой армии в Болгарии незначительна, и они не могут принять решительных мер...»   Лаконичное и оптимистическое сообщение тифлисской газеты соответствовало настроению армянского населения, с восхищением следившего за борьбой болгарского народа и искренне желавшего ему освобождения. Газета с удовлетворением отмечала, что в связи с восстанием в Болгарии положение в Турции становится тяжелым, и главнокомандующий Абдул во главе 90-тысячной армии направляется в Болгарию. Интересна осведомленность газеты  
о действиях сербских и черногорских представителей в среде болгарских повстанцев, призывавших их продолжать восстание и обещавших им свою помощь.
Явное превосходство противника не смущало болгарских патриотов, на знамени которых было написано «Свобода или смерть!». О жестоких боях восставших с регулярными войсками, а также о зверствах, чинимых над мирным болгарским населением, мы находим сообщения во многих номерах «Мшака». В корреспонденции от 26 сентября неизвестный автор с возмущением писал о безнаказанности палачей, устраивавших кровавые оргии в разоренной Болгарии: «Разве можно пером описать те кровавые события, страшные картины, для которых Болгария служит ареной?» Далее автор напоминал о варварстве башибузуков и с негодованием отмечал, что, «куда бы ни ступали эти чудовища природы, они приносят с собой мечь, кровь, огонь и черную смерть...»  В одном только селе Батаке во время подавления Апрельского восстания погибло 5 тыс. чел.  Журнал «Порц» писал по этому поводу: «Погром населения в Батаке является самым чудовищным событием нынешнего столетия... Не все можно описать, что слышишь и видишь на этом поле смерти».
Армянская периодическая печать не оставила вне поля своего зрения западноевропейские государства, оказывавшие Порте военную и дипломатическую поддержку при подавлении национально-освободительной борьбы южных славян. Главными виновниками поражения балканских славян газета считала правительства Англии и Австро-Венгрии. Еще в марте «Мшак» в статье «Жалкая политика Австро-Венгрии», говоря о восстании в Боснии и Герцеговине, обвинил господствующие классы Габсбургской монархии в том, что она «всемерно способствовала его подавлению». Отмечая лицемерие правящих классов Британской империи, не желавших видеть огромных жертв при разгроме Апрельского восстания, «Мшак» с сарказмом замечал: «Возможно в Англии, в этой гуманной стране, вскоре будет основан приют для престарелых мух, которые больше не могут добывать себе пищу, тогда как в Болгарии течет кровь тысяч невинных людей и за тысячу флоринов можно купить и поработить тысячу христианских детей...» 
Прогрессивные круги армянской общественности выступали в защиту болгарского народа, осуждали правительство Англии за его пособничество Порте, войска которой бесчинствовали даже в тех районах Болгарии, которые вообще не участвовали в восстании 37. Безжалостное уничтожение мирного и безоружного населения, разорение и осквернение церквей «возмутило даже холодное и равнодушное общественное мнение Англии»,— писал Г. Арцруни. Но это возмущение недолговечно, считал редактор «Мшака», и если понадобится, то «Англия снова будет готова выступить против врагов Турции» 38. Говоря о неблаговидной роли западноевропейских правительств в их пособничестве Оттоманской Порте, газета с уверенностью предсказывала освобождение народов Балканского полуострова от иноземного ига. «Если западная политика не ослепила бы дипломатов, то они должны были бы знать, что будущее принадлежит не кровожадным башибузукам, а тем небольшим и истребляемым нациям».
Критикуя политику правительства нового султана Абдул-Гамида по отношению к восставшим болгарам, «Мшак» с горечью констатировал, что в этом плане нет никакой разницы между предыдущим и настоящим султаном. «Видя варварское поведение дикой державы», где основным законом является беззаконие, газета иронически замечала: «Не смешно ли говорить о турецкой конституции?! в нынешних условиях». К радикальному разрешению кризиса, в котором находилась Оттоманская Порта, «Мшак» призывал еще в мае месяце. По словам газеты, Порта напоминает «больной организм». «Никакого выхода не намечается для оздоровления всего организма. Для сохранения больного имеется лишь одно средство — отделить от организма те его части, которые и без того уже сами отпадают, как, скажем, Герцеговина, Босния и Болгария...» 
Газеты приходили к выводу, что национально-освободительная борьба славян Балканского полуострова и христиан Малой Азии связаны общностью интересов и действий. В одной из статей, посвященных данному вопросу, Г. Арцруни писал: «Кому дорого освобождение славянских племен от турецкого деспотизма, тот должен от всего сердца желать появления такого же движения среди христиан Малой Азии», которое «будет способствовать успеху и быстрой победе славянского движения».
Болыпоё значение в освобождении народов, находившихся под игом Порты, «Мшак» придавал дружбе самих подвластных народов. Он считал, что христианские народы Востока должны прекратить бесполезную и неуместную вражду между собой, разрушить разделяющую их китайскую стену и, честно протянув друг другу руки, в совместной борьбе избавиться от турецкого ига.
Широкие круги передовой армянской общественности приветствовали начало сербско-турецкой войны в июне 1876 г. и участие в ней русских и болгарских добровольцев. Армянская периодическая печать в своих выступлениях пыталась подтолкнуть Россию к войне с Портой, ссылаясь на ее слабость и благоприятное отношение общественного мнения к южным славянам в связи с жестоким подавлением последних восстаний. Результатом войны, по мнению газеты, будет освобождение южных славян и западных армян от иноземного ига. Газеты подчеркивали стратегическую, политическую и экономическую важность Балканского полуострова и Западной Армении для России.
10 ноября 1876 г. наместник Кавказа, главнокомандующий кавказской армией, брат царя, вел. кн. Михаил, обратился к Александру II за разрешением принять от тифлисских армян адрес, в котором они просят правительство «обратить внимание на положение армян в пограничных с Кавказом местностях Турции, защитить их...» На следующий день была получена телеграмма о «высочайшем соизволении принять адрес».
Видные армянские писатели и общественные деятели призывали западных армян подняться с оружием в руках и последовать примеру славян, находившихся под оттоманским игом. В статьях «Теперь или никогда» , «Неужели и сейчас очередь не за армянами?!» Г. Арцруни писал: «Лучше погибнуть с оружием в руках, чем находиться в рабстве. Положение армян в Малой Азии гораздо хуже, чем славян на Балканском полуострове» ".
Вся публицистическая деятельность Г. Арцруни была направлена на освобождение западных армян от оттоманского ига. Убежденный сторонник России Г. Арцруни считал, что «спасение армян заключается в присоединении к России» , и призывал к восстанию западноармянское население. Он писал: «Политическая мораль XIX века — «Я восстаю, значит я есьм!»  
Несмотря на усиленные призывы со стороны видных армянских общественно-политических деятелей, писателей и публицистов, находившихся в Восточной Армении, западноармянское население по ряду объективных причин не могло в тот период взяться за оружие. Национально-освободительное движение в Западной Армении находилось не на том уровне, какой мы видим в Болгарии. Предстояло еще наладить организационную работу по созданию широкой сети тайных революционных комитетов и готовить народ к восстанию. Но необходимо заметить, что армяне из Западной Армении, находившиеся в Константинополе и Болгарии, принимали непосредственное участие в болгарском национально-освободительном и революционном движении. Об этом ряд  
интересных фактов приводит в своей монографии советский ученый С. В. Овнанян.
Однако это не значит, что западноармянское население безропотно переносило оттоманское господство. Судя по обращению западных армян в 1876 г. к католикосу всех армян Геворку IV, можно сказать, что восстания болгарского народа оказывали сильное влияние на западноармянское население. В своем обращении, которое подписали 4 тыс. человек, они писали о необходимости оказания давления великих держав на правительство Оттоманской Порты для улучшения положения западноармянского населения. «В противном случае, святейший отец, если не будет конца нашим бедам, если и далее продлятся горькие дни нашего рабства... тогда, о господи, пример болгар пред нашими глазами: проливая потоки крови, и мы сбросим иго рабства...» “ Как видно из послания, западноармянское население вполне одобряло болгарские методы и грозилось пойти по такому же пути.
 


Рассказать друзьям:

Нет комментариев. Ваш будет первым!